Лекарствам нужна система

В этом году принято несколько законопроектов, касающихся организации здравоохранения и лекарственного обеспечения, а также ряд поправок в действующие законы. Депутаты завершают работу еще над несколькими законодательными актами в этой сфере.
Рынок лекарственных препаратов чувствителен к любым изменениям в регуляторике. Фото: Photoxpress

О том, почему они потребовались и какие изменения ждут лекарственный рынок, «РГ» рассказал член Комитета Госдумы по охране здоровья Александр Петров.

Александр Петрович, почему вопросы лекарственного обеспечения были в центре внимания Думы в этом году?

Александр Петров: В Госдуме мы вместе с правительством уже не раз обсуждали, какой должна быть система лекарственного обеспечения российских граждан. У нас тут есть большие проблемы. Когда мы законодательно ввели возможность монетизации льготы на обеспечение лекарствами за счет бюджета, из 15 миллионов льготников в системе осталось лишь около трех.


процентов отказались от льготы. Что это означает? Что закон не работает, а из 120 миллиардов, выделяемых на эти цели, 96 вообще выведены из сферы лекарственного обеспечения. А для страны это огромные деньги. Несмотря на то, что мы увеличиваем финансирование на эти цели каждый год, сложилось понимание, что существующая система лекарственного обеспечения не работает. И что необходимо создавать государственную систему лекарственной безопасности — бесперебойное, постоянное обеспечение качественными лекарствами всех, кто в них нуждается. Эта тема стала одной из самых злободневных. Она очень резко воспринимается населением, возникают то тут, то там социальные протесты. Необходимо вводить лекарственное возмещение для каждого имеющего медицинский полис гражданина. То есть, чтобы государство компенсировало затраты на лекарства, если их назначил врач, и пациент по рецепту приобрел их в аптеке. Причем речь идет об амбулаторном лечении — а это самая большая группа населения и самая неотработанная система.

А в чем заключаются ваши предложения?


Эксперты: маркировка не повлияет на стоимость лекарственных препаратов

Александр Петров: Мы пришли к мнению, что необходим целый пакет новых законодательных инициатив.


о закон о вводе лекарств в гражданский оборот, изменения в закон о государственных закупках, закон о минимальной цене контракта, в котором будет использован подход, отличающийся от того, что принят сейчас. Уже два года мы работаем над законом о дистанционной доставке препаратов, который необходим, особенно жителям удаленных населенных пунктов. Сейчас по факту существует «серый» рынок, можно удаленно купить даже рецептурный препарат. Мы предлагаем разрешить дистанционную торговлю поэтапно: с 1 июля 2020 года — безрецептурные препараты, а с 1 января 2022 года — рецептурные. Мы приняли закон об электронных рецептах, потому что без цифрового контура невозможно упорядочить федеральные реестры и регистр пациентов, невозможно отследить потребность в лекарствах. А у нас нет совместимости региональных и федеральных баз данных. Фактически в здравоохранении нет вертикали власти. Мы должны это все отладить, привести в единую систему. Я назвал не все законы, которые необходимы для наведения порядка в лекарственном обеспечении. Но по этой тематике никогда раньше такого количества принимаемых законов не было. Мы работаем в непрерывном режиме.

Несмотря на то, что финансирование лекарственного обеспечения увеличивается каждый год, сложилось понимание, что эта система не работает

Сейчас рынок в ожидании введения обязательной маркировки всех препаратов с 1 января 2019 года. Видят ли депутаты какие-то риски?

Александр Петров: Закон о маркировке лекарств — это не просто контроль обращения препаратов, это очень важная часть системы лекарственного обеспечения.


т есть связка: электронный рецепт — пациент — денежная компенсация. Электронный рецепт — это фактически задание на покупку лекарства. По рецепту выдали препарат, в системе выбытия упаковка отметилась, что ее получил конкретный пациент. И дальше он может пойти в налоговую инспекцию и получить налоговый вычет на компенсацию своих затрат. Как это будет работать? Гражданин или его родные заболели. Они должны будут сходить к доктору, получить рецепт на покупку лекарства, купить его, сохранить чек. А в конце года сложить все рецепты и чеки, пойти в налоговую инспекцию или в МФЦ, полчаса потратить на то, чтобы оформить заявление. Каждый работающий имеет право возместить за купленные по рецепту лекарства для себя, для супруги (супруга), родителей и детей сумму в пределах 15 тысяч 600 рублей в год.

На лечение в течение года сумма небольшая, согласны?


Какие налоговые льготы появились у россиян

Александр Петров: Согласен. Но если в семье двое работающих, это уже 31 тысяча 200 рублей. Важно, что в бюджете заложили на это средства. И в целом в федеральный бюджет мы внесли массу изменений. Например, закупку орфанных препаратов постепенно переводим с регионального на федеральный уровень.


программе «Высокозатратные нозологии» было 7 заболеваний, в прошлом году перевели на федеральный уровень еще 5, теперь переводим еще два. Это гигантские деньги для регионов. Но это еще не все. Впервые принято решение, что те, кто перенес инсульты, инфаркты и другие тяжелые сердечно-сосудистые заболевания, будут получать бесплатно препараты-кардиопротекторы. На эти цели из федерального бюджета будет выделено 10 миллиардов рублей. Мы надеемся, что это значимо увеличит продолжительность жизни. Это, по сути, новая категория пациентов, которая будет обеспечиваться лечением за счет бюджета. На улучшение лекарственного обеспечения будут в течение трех лет выделяться и межбюджетные трансферты — по 17 миллиардов рублей в год дополнительно. 37 миллиардов рублей добавляем по субвенциям с увеличением на пять процентов каждый год — также на три года вперед. Плюс по программе «Онкология» увеличено финансирование на порядок. В целом финансирование здравоохранения увеличится на треть. Такого не было в истории России никогда. Но без этого нам не выйти на целевые показатели продолжительности и качества жизни.

Если даже один производитель, которого некем заменить, не сможет промаркировать свои препараты и остановит производство, то люди останутся без лекарств

Правительство должно было 1 ноября предоставить Думе отчет о пилотном эксперименте по маркировке. Что он показал?

Александр Петров: Эксперимент по маркировке закончится 31 декабря 2019 года, его результаты будут видны в феврале.


ка правительство не предоставило депутатам промежуточный отчет, как полагалось, к 1 ноября. Но когда мы принимали закон, была одна ситуация. Потом появились подзаконные акты, некоторые положения закона они фактически изменили. Конечно, у нас есть вопросы к правительству, решаем их в оперативном порядке. Но мы видим риски и считаем, что нужен адаптационный период для отладки всех моментов. Потому что если даже один производитель, которого некем заменить, не сможет промаркировать свои препараты и остановит производство, то люди останутся без лекарств. Мы предполагаем, что нужен адаптационный период с 1 января по 1 июля 2020 года. И такое изменение в законопроект хотим внести. Предполагаем, что и российские, и зарубежные производители должны выйти на сплошную маркировку с 1 июля 2020 года. Но препараты, которые выпущены раньше этой даты, будут в обороте до конца своего срока годности. Поэтому переходный период у нас будет примерно лет пять. Пока есть вопросы и по самой системе маркировки.

С чем они связаны?


Маркировку лекарств предлагают внедрить в срок до 1 июля

Александр Петров: Российская Федерация первой в мире будет использовать маркировку с криптозащитой. Подделать такие коды никому не удастся — это слишком дорого. Примерно будут совершаться около 14 миллиардов операций в год. Мы уже видим, что компьютерная система выдерживает эту нагрузку, поскольку уже идет маркировка по другим категориям товаров. Вы знаете, что вопрос возникал к количеству криптознаков в коде маркировки. Нам удалось договориться, что вместо 88 криптознаков код будет содержать 44. Но мы не можем получить ответ, почему на табак полагается четыре криптознака, а на упаковку лекарств за 20 рублей — 44?


Члены партии «Единая Россия» проверили готовность около трех тысяч аптек, в том числе больничных. Оказалось, она невысока. Пример: приборы для учета выбытия упаковок они получат бесплатно. Но не все понимают, что с ними надо делать. Или такой вопрос: прибор выбытия сломался, а он один в большой больнице — что делать? Есть вопросы к интернету, когда прибор выбытия сработал, но ответной реакции системы приходится ждать несколько минут. Как это скажется на работе больницы, где надо ежедневно выдать сотни, если не тысячи, упаковок лекарств? Сколько человек будет этим занято? Есть вопросы и со стороны компаний-производителей: у них из-за маркировки ухудшились показатели производительности линий, увеличился процент брака. Мы об этом знаем и тоже обеспокоены. Вопросов больше пока, чем ответов. Но маркировка точно нужна, она решает множество проблем в системе лекарственного обеспечения.

Почему один код для маркировки сигарет стоит столько же, сколько для упаковки препарата? Лекарство лечит, табак калечит — а плата одинаковая


Парламентские слушания по этой теме были вызваны именно обеспокоенностью депутатов?

Александр Петров: В рамках парламентского контроля мы увидели, что готовность системы очень низкая. Поэтому приняли решение о переходном периоде. Но система даст людям уверенность: каждый сможет лично проверить любую упаковку со своего смартфона или в аптеке. Мы точно вышибем с рынка весь фальсификат, решим проблему препаратов контрафактных, которые прежде списывались в больницах и продавались. У нас есть сотни фактов, что в больницах воруют лекарства, возбуждено уголовных дел на полмиллиарда рублей… Мы уже в ходе эксперимента начали вылавливать таких медиков, появились уголовные дела. Но из-за маркировки этот вид преступления просто прекратится. Мы понимаем, что не все запустятся с 1 января. При правительстве создали специальную группу, которая будет заниматься мониторингом: если где-то возникнет сбой, будут в ручном режиме поправлять. Но у нас нет вариантов, систему нужно запускать. А наша задача — осуществлять депутатский контроль.

На слушаниях также шла речь о создании единого справочника-каталога лекарств. Какую проблему увидели депутаты?

Александр Петров: Количество технических ошибок в справочнике-каталоге, который сейчас ведет Минздрав России совместно с ФАС, сыграло свою трагическую роль в том, что многие аукционы по госзакупкам в этом году не состоялись. Мы обратили внимание правительства на то, что в 2020 году подобное недопустимо.



В России вышло мобильное приложение для проверки подлинности лекарств

Всех волнует вопрос: не вызовет ли введение маркировки рост цен на лекарства?

Александр Петров: Нас он тоже волнует. Как и такой — почему только лекарства стоимостью до 20 рублей получат коды бесплатно? На лекарство стоимостью 25 рублей уже заплатишь за код 50 копеек. И на шубу за миллион рублей — те же 50 копеек. Или почему код на табак стоит так же, как на лекарство? Лекарство лечит, табак калечит — а плата одинаковая. Мы рассматриваем вопрос: может быть, имеет смысл освободить от уплаты за код и препараты до 50 или даже 100 рублей за упаковку? Нужно провести новые расчеты. Конечно, маркировка — это дополнительный толчок к росту цен. И не на 50 копеек. Все умалчивают, что будет еще и НДС на маркировку.

Какие еще проблемы в лекарственном обеспечении намерены решить депутаты?

Александр Петров: Будем разбираться с качеством лекарств. Работаем над изменениями в порядке регистрации препаратов, уже есть наметки. Действует рабочая группа по совершенствованию госзакупок. Будем вносить изменения в регулирование работы аптек. Но еще раз — все эти законы должны быть связаны в единую государственную систему лекарственной безопасности. И мы движемся в этом направлении.

источник: rg.ru


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector